Российская фигуристка Анжелика Крылова более двадцати лет назад уехала в США. За эти годы она не только сделала яркую карьеру, выиграв ряд крупнейших турниров и завоевав серебряную медаль на Олимпиаде 1998 года, но и начала тренерскую деятельность. Чуть более года назад Анжелика приняла неожиданное для многих решение вернуться в Россию и начала работать тренером в нашей школе.

Вчера Анжелика Крылова провела на льду ДС «Мегаспорт» открытую тренировку, после чего ответила на вопросы.

— Давайте, начнем с самого начала. Как случилось, что вы уехали в США?

— Решение принимала не я. Его принимали мои тренеры Наталья Линичук и Геннадий Корпоносов, которые меня вели всю сознательную карьеру. С ними я достигла свих вершин, выступала на чемпионатах мира, Олимпийских играх. Это был июнь 94-го года. 4 июля мне исполнился 21 год. Я была совершенно молоденькая, еще и поменяла партнера. Было немного страшновато.

— И тяжело?

— Неимоверно. Особенно первые пару лет. Я была с новым партнером, мы еще не привыкли друг к другу. Расписание очень тяжелое. Катались в 6 утра и в 9 вечера до полуночи, потому что это было бесплатно, а днем тренеры работали за деньги. Вокруг всё было по-другому, язык другой, люди другие. Город маленький. Да – чисто, уютно, красиво, ухожено. Домики, рестораны, машины. Но у нас на всё это не было денег. Но так как мы были нацелены на результат и очень верили тренерам, мы и смогли достигнуть тех высот, которых достигли.

— Ваше самое яркое профессиональное воспоминание?

— Конечно, как и для любого спортсмена, это Олимпийские игры. Победы на чемпионатах мира тоже особое эмоциональное состояние, но борьба на Олимпиаде за первое место не сравнится ни с чем. Это совершенно особые ощущения, такой напряг, настрой. Когда выходишь на лед, чувствуешь, что долгие годы работал именно ради этого дня и тебе надо продемонстрировать лучшее катание, показать лучший результат. Это сильное чувство! В Нагано я была очень расстроена вторым местом, казалось, что мир рухнул. Но сейчас понимаю, что это был колоссальный результат, и я очень много сделала для его достижения. Им можно гордиться, как и моим партнером, моими тренерами.

— Какие испытывали чувства в Нагано? Вы выступали за Россию, а жили при этом в США…

— Я себя американкой в душе никогда не чувствовала. Есть те, кто уезжает и очень быстро перестраивается. У меня такого не было. То, что я осталась в этой стране, получилось само собой. Просто на то время был определенный бытовой комфорт, родились дети. Затем — переезд в Детройт, карьера, создание новой группы. Все шло своим чередом, не было возможности сесть и подумать: остаюсь или возвращаюсь.

— И все-таки вы вернулись.

— Меня пригласили еще после Олимпиады в Сочи. На тот момент я была еще не готова к такому шагу, не знала, хорошо это будет, правильно ли. Хотя в душе понимала, что когда-нибудь вернусь. На размышления ушло 4 года. Более года я уже здесь и не секунды об этом не жалею.

— Были те, кто отговаривал вас от возвращения?

— Все отговаривали! Или просто не верили, что это произойдет, считая, что это какой-то пиар. Многие говорили, что я сошла с ума, и не было такого человека, который бы сказал: «Да, поезжай». Но я была нацелена, мотивирована и приняла решение. А если я принимаю решение, то действую.

— Для ваших детей переезд в Москву стал, наверное, настоящим стрессом?

— Дети – в полной мере американцы, и они отнеслись к этой затее с опаской. Но я захотела показать им эту жизнь. Для них это огромный опыт. Изучение нашей культуры, языка, жизни очень здорово для них. По-русски они говорят хорошо, но учиться в русской школе было бы для них тяжело, поэтому учатся в британской школе. За год обзавелись друзьями, в целом им нравится.

— Расскажите о вашей сегодняшней работе.

— У меня масса сил, энергии и эмоций. Иного и не может быть, когда выходишь на лед в таком великолепном дворце, как «Мегаспорт». Да и вообще прекрасно, что у ребят есть возможность заниматься бесплатно. В Америке это невозможно, люди с первого дня за всё платят сами. Обратная сторона медали, там с одной парой работает один тренер, а в России я работаю с группой. Но зато ребята могут питаться друг от друга положительными эмоциями. Я тренирую и в «Мегаспорте», и в «Крылатском», работаю с ребятами всех возрастов, от юниоров до мастеров.

— Русская тренерская школа более жесткая, чем зарубежная?

— В какой-то мере да. Есть определенная диктатура. До моего отъезда была и до сих пор осталась. Имею ввиду, когда тренеры не дают спортсмену свободы слова, самовыражения. Я не могла сказать тренеру, что мне не нравится то, что вы предлагаете. Что говорили, то и катали. Я же, наоборот, люблю спрашивать мнение ребят, люблю, чтобы спортсмен самовыражался, делал то, что ему нравится. Это американская штука и у нас этого еще нет – ты должен получать удовольствие. Тогда зритель возьмет эту энергию. Есть у нас и определенная муштра, но она должна быть: система, режим. Просто интерпретируется это у нас и у них немного по-разному. Я пытаюсь совмещать.

— Ваши амбиции как тренера идут так же далеко, как спортсменки?

— Состояние тренера и спортсмена совершенно разные. Спортсмен сконцентрирован только на себе, на своей подготовке, режиме и так далее. Тренер должен много анализировать, быть психологом, музыкантом, хореографом. И уметь много чего еще. А когда ты стоишь за бортом, уже ничего не можешь сделать. Мечта каждого тренера вырастить олимпийского чемпиона. К этому я стремлюсь, это моя цель. Но я понимаю, что это очень сложно и не знаю, получится или нет.

— Вы работаете сразу с несколькими парами, но номер один — это Бетина Попова и Сергей Мозгов?

— Не хотела бы никого выделять, для меня все одинаковые. Волнуюсь за каждого и каждому даю лучшее, что могу дать. Всех должна подготовить и психологически, и физически. С Поповой и Мозговым мы работаем второй год, первый ушел на знакомство, притирание. Недавно Сергей перенес две операции, пропустил почти три месяца. Пропущенное время пришлось ускоренными темпами наверстывать. Но сделали новую программу, подобрали хорошую музыку, отработали элементы, придумали оригинальную и сложную поддержку. Скоро предстоят прокаты, программу впервые увидят специалисты, тренеры сборной России. Далее – турнир в Братиславе, потом еще один в Финляндии или Алма-Ате. В конце октября гран-при в Канаде. Это – наша программа на ближайшие два месяца. Рассчитываем на самые высокие места, а в дальнейшем на попадание в состав сборной.

— Российские танцы вернут себе лидирующие позиции?

— Уже возвращают. Прошлый сезон был очень удачный. Серебряную медаль и четвертое место взяли на чемпионате мира. Это очень большой скачок. Надеюсь, этот год будет еще лучше.